К 100-летию уголовного розыска. Кобрин
14.06.2018

К 100-летию уголовного розыска. Кобрин

На Кобринщине история уголовного розыска началась 7 сентября 1939 года с постановления Временного управления города Кобрина и Кобринского уезда об организации рабочей гвардии для охраны правопорядка в городе Кобрине и уезде

Приближая Эру Милосердия

Города без страха, улицы без преступности, государство без милиции - именно так в своё время видели будущее своей страны бессмертные герои братьев Вайнеров. Прошли годы, однако Эра Милосердия, которую ждали писатели, так и не наступила. Злой умысел, стяжательство и насилие не уходят из нашей жизни – значит, не теряет своей актуальности и профессия тех, кто во все годы своего существования неизменно находился на переднем крае борьбы с преступностью. Богатую историю имеет и уголовный розыск Кобринского РОВД, в ряды которого во все времена вступали настоящие профессионалы, осознанно предпочитая тяжёлый путь оперативника спокойствию и уюту. Материалы о тех, кто каждый день своей безупречной службой приближал ту самую Эру Милосердия в Кобринском районе, легли в основу данного проекта. Все эти сведения, представляющие собой неотъемлемую часть истории Кобринщины, были заботливо собраны Сергеем Чирко – ветераном милиции и начальником уголовного розыска Кобринского РОВД с 1998-го по 2002 год.

От войны до войны

На Кобринщине история уголовного розыска началась 7 сентября 1939 года с постановления Временного управления города Кобрина и Кобринского уезда об организации рабочей гвардии для охраны правопорядка в городе Кобрине и уезде. Гвардия организовывалась из числа рабочих-добровольцев, «честных и преданных делу освобождения рабочих, крестьян и всех трудящихся». Расположилась Рабоче-крестьянская Красная армия под командованием Евгения Ступа, бывшего политзаключённого и участника гражданской войны, в здании на улице Первомайской, где сегодня находится финансовая милиция. Гвардия объединила членов коммунистической партии Западной Беларуси, бывших заключённых польских тюрем, патриотов своей Родины. Время было неспокойным – гвардейцы охраняли стратегически важные объекты, вычисляли бывших полицаев и фашистских прислужников, боролись с бандитизмом. Среди тех, кто стоял у истоков этой борьбы – Прасковья и Игнатий Сидоруки, Михаил Омельченя, Максим Борздун.

Из воспоминаний Евгения Ступа, найденных в библиотеке Кобринского военно-исторического музея имени А.В. Суворова:

«В наши функции входила охрана железной дороги, мостов, предприятий от мародёров, которые остались после распада белопольской армии и полиции, и занимались грабежами населения. Забирали всё, что попадало в руки: одежду, лошадей, телеги. Угрозу представляли и диверсанты-вредители, во множестве заброшенные гитлеровцами на нашу землю. 12-16 сентября самооборона была создана в Дивине, а 17 сентября наш отряд, в составе которого было уже несколько десятков человек, направился в Кобрин, где было создано Временное управление под руководством Тита Субботина. Наша самооборона была переименована в рабоче-крестьянскую гвардию и просуществовала до 13 декабря 1939 года, после чего была реорганизована в рабоче-крестьянскую милицию».

С началом Великой Отечественной войны работники милиции Кобринского РОВД приложили много усилий для обезвреживания вражеских агентов и диверсантов. Ведя борьбу с преступностью, от рук бандитов пали участковые инспекторы Кобринского РОВД Владимир Криволь, Андрей Середович, командир отделения по охране банка Василий Александрин, начальник паспортного стола Александр Прудчиков, милиционер Михаил Слобода.

Евгений Ступ, как и многие его товарищи по гвардии, после освобождения Беларуси ушёл на фронт, сражался под Сталинградом, а после войны переехал в Польскую Народную Республику, где стал почётным гражданином Варшавы. Свою гибель на полях сражений Великой Отечественной войны нашли такие участники рабоче-крестьянской гвардии, как Михаил Куц, Степан Соколачко, Иван Грищук и другие. С самого начала войны сотрудники розыска Павел Чирун и Максим Борздун оказывали помощь в эвакуации гражданского населения, имущества и важных документов. При отступлении в июне 41-го Борздун попал в плен и был расстрелян фашистами, Павел Чирун был направлен в Архангельск, где служил до конца войны, а с марта 1946 года возглавил уголовный розыск на Кобринщине.

Наследие разрухи

В непростой обстановке оказались органы внутренних дел и после войны. Леса были наполнены полицаями, бандитами, немецкими пособниками... Боевой опыт – ядро послевоенной кобринской милиции составляли бывший фронтовики и партизаны - да помощь местного населения и горячее желание очистить родную землю позволили в конце концов полностью ликвидировать послевоенный бандитизм.

В это тяжёлое время группу уголовного розыска возглавлял старший оперуполномоченный младший лейтенант милиции Павел Чирун, которого в 1952 году сменил на этом посту Фёдор Швайко – уроженец деревни Стрии Кобринского района. В Великую Отечественную войну Фёдор Фёдорович принимал активное участие в борьбе с оккупантами, был командиром взвода партизанского отряда имени Чапаева. По окончании войны был принят на службу в кобринскую милицию - начинал участковым инспектором в Ерёмичском сельсовете. Вместе с ним в уголовном розыске служили оперуполномоченные Иван Черевко и Михаил Клицунов, в штат также входил проводник с собакой. Вот и весь уголовный розыск.

Раскрывали практически всё

Работы «операм» хватало – умышленные убийства, разбойные нападения, изнасилования, кражи государственного и личного имущества… Примечательный факт: несмотря на практически полное отсутствие каких-либо технических средств, раскрываемость преступлений на Кобринщине в то время находилась на уровне 90-94%. Возглавлял уголовный розыск на Кобринщине Фёдор Швайко до 1970 года, был награждён медалями «За боевые заслуги», «За трудовое отличие» и «За безупречную службу».

Из воспоминаний ветерана уголовного розыска Михаила Клицунова:

«В Кобрин я перевёлся служить в 1958 году. Здание милиции тогда находилось на пересечении улиц Ленина и Пролетарской и занимало два дома. Всего в кобринской милиции личного состава в то время насчитывалось человек 40-45, в том числе – три сотрудника уголовного розыска, которые размещались в одном маленьком кабинете. Правда, сидеть в нём практически не приходилось – работали мы по зональному принципу. Зоной моей ответственности были в том числе Тевельский и Стриговский сельсоветы. А из транспорта в отделении было всего два автомобиля – легковой и грузовой, да мотоцикл с коляской для сотрудников ГАИ. Материальные проблемы были самыми сложными – не было бумаги, письменных принадлежностей и печатных машинок, в связи с отсутствием транспорта порой приходилось идти пешком за 15-20 километров. Сильно помогали участковые инспектора, у которых имелись лошади с телегами. Если же приходилось работать в отдалении от города, то там и проживали по несколько дней, ночуя у знакомых. Преступлений в то время совершалось сравнительно немного, да и каких-либо резонансных дел не припомню. Но уж если случалось что-то серьёзное, на помощь приезжали сотрудники из области».

Именно это отсутствие громких дел – лучший показатель достойной работы нашей милиции. Так в разные годы, преодолевая трудности и успешно решая задачи по охране общественного порядка, вели борьбу с преступностью сотрудники Кобринского уголовного розыска, обеспечивая покой кобринчан.

Дмитрий БЕЛОВ.

(Продолжение следует.)